От Фемиды ждут справедливости

«Дело ТоАЗа» примечательно многим: тут и очень крупные суммы похищенного, по мнению суда: более 85 млрд руб. И то, что все осужденные находятся за границей (и при этом за границей же идут другие суды по тому же делу, то есть, оно носит международный характер). И что-то довольно знакомое чуть ли не по делу ЮКОСа — заявление, что производители украли всю свою продукцию. И, наконец, то, что представители потерпевшего предприятия занимают солидарную позицию с представителями осужденных, которые, согласно приговору, это предприятие обокрали.

В минувшую пятницу Комсомольский районный суд города Тольятти осудил бывших руководителей компании «Тольяттиазот», который является крупнейшим в России и одним из крупнейших в мире производителей аммиака, выдает более 3 млн тонн этого химиката в год.

Суд приговорил бывших руководителей ТоАЗа Владимира и Сергея Махлаев к 9 годам лишения свободы, а бывшего гендиректора Евгения Королева к 8,5 года.  Также совладельцы швейцарской компании Nitrochem Distribution AG, торгового контрагента ТаАЗа, Беат Рупрехт-Ведемайер и Андреас Циви, приговорены соответственно к 8,5 года и 9 годам. Каждый осужденный оштрафован на 900 тыс. руб. И суд удовлетворил гражданский иск: главным потерпевшим признан сам ТоАЗ, которому присуждено 77 млрд руб., а вторым — миноритарный акционер, компания «Уралхим», которой присудили 10 млрд руб.

Как заявил журналистам председатель совета директоров ТоАЗ Петр Орджоникидзе, по мнению руководства, приговор является незаконным, необоснованным, игнорирующим законы и элементарный здравый смысл и, даже,  возможно, направленным на рейдерский захват самого предприятия. Сама компания считает, что ее никто не грабил.

«Ключевое обвинение: определенная группа лиц продавала основную продукцию ТоАЗ по заведомо заниженным ценам, в дальнейшем перепродавала ее по рыночным, и этим наносился ущерб компании, — высказал мнение Орджоникидзе. — Была проведена экспертиза, которая не выдерживает никакой критики: за основу оценки проданной продукции брались т. н. спотовые цены — цены реализации небольших объемов продукции, как правило, небольшими производителями. Предполагалось, что ТОАЗ нужно было реализовывать свою продукцию по спотовым ценам».

Но, как напомнил промышленник, столь крупный производитель, естественно, продавал большие объемы и давал скидку. По-иному бизнес просто не работает. Выдвигая тяжелое обвинение в хищении всей продукции бывшим руководством компании, суд, по мнению Орджоникидзе, просто проигнорировал данные аудита: выручка за последние 4 года составляла от 30 до 33 млрд руб. в год, чистая прибыль — в районе 7-8 млрд руб. в год. Выплачивались дивиденды от 5% до 30% и более. Рост стоимости чистых активов составлял порядка 50% в год, при этом вся выручка добросовестно заносилась на счета предприятия.

Адвокат ТОАЗ Денис Симачев подтвердил, что главный потерпевший выступает заодно с защитой. «Все уголовные дела образовались в результате желания акционеров посредством привлечения правоохранительных органов к корпоративному конфликту получить контроль над успешным химическим предприятием и осуществить рейдерский захват», — считает юрист.

Адвокат Сергея Махлая Александр Гофштейн заявил, что приговором «создается крайне нежелательный подход». «Человек, отсутствующий и находящийся в розыске, заранее виновен. Настолько, что никто не хочет разбираться. Ни одного из подсудимых в зале суда не было. Но обвиняемый в розыске не поражен в правах», — отметил юрист.

Адвокат Гофштейн напомнил, что причины, по которым столь многие российские предприниматели, оказавшиеся под судом, обращаются в бегство, можно понять, ибо российская Фемида по-прежнему весьма жестока к ним, и никакие призывы «прекратить кошмарить бизнес», хотя и раздаются с самых высот, пока надлежащего действия не имеют. 

Также Александр Гофштейн обратил внимание на то, что приговор Комсомольского райсуда города Тольятти контрастирует с решениями других российских судов высокого уровня. «Согласно решениям арбитражных судов, занижены были цены лишь в определенные месяцы, — считает защитник. — Этим приговором создан очень серьезный конфликт между судами разных юрисдикций. Комсомольский суд Тольятти присвоил себе право корректировать вступившие в законную силу решения других судов».

О том, на каком уровне проходил сам толяттинский процесс, поведали другие юристы. «В процесс я вступил 8 мая, — рассказал адвокат компании  Nitrochem Distribution Роман Волобуев. — Спросил, когда я могу ознакомиться с материалами дела, которых более 500 томов. Мне сказали: в перерывах между судебными заседаниями, которые длились с 10 утра до 8 вечера. Материалы по гражданскому иску раскиданы по всем томам. Моя роль свелась к роли статиста».

Адвокат Волобуев напомнил, что к делу привлечен и ряд других юридических лиц в разных странах. «Они вообще не извещены должным образом через Минюст РФ. Впоследствии суд исправился, следующее заседание назначено на 11 июля. Представители около 20 гражданских ответчиков должны прибыть в Комсомольский суд Тольяттти и потребовать от судьи Кириллова начать рассматривать иск. Полагаю, что секретарь им вынесет готовый приговор, вынесенный 5 июля», — высказал мнение защитник. 

Адвокат еще одного из гражданских ответчиков, Сергей Коронец, рассказал, что, когда защита пыталась выяснить у представителей истца — «Уралхима», в чем заключалась в данном случае заинтересованность в совершении сделки (термин, означающий, что потенциально может существовать конфликт, вызванный определенными связями акционера или руководителя одного общества с акционерами или руководителями другого), судья Андрей Кириллов их прервал со словами: «Одна сторона заинтересована и другая!»

«Мы задумались, как же судья будет рассматривать столь сложный иск, — сказал адвокат Коронец.

При этом, по версии защиты, один из свидетелей обвинения, мелкий миноритарий Евгений Седыкин, сам осужден за подделку документов, он пытался выдать себя за гендиректора ТоАЗа, а другой находится в СИЗО под следствием, так как подбрасывал на территорию предприятия оружие. 

Защита будет обжаловать приговор в Самарском областном суде до 15 июля.

«Низкое качество доказательств может послужить основанием для пересмотра дела или возвращения его на доследование. Суд высшей инстанции  может вынести новый приговор или направить дело на новое рассмотрение, указав на допущенные судом ошибки, — отметил адвокат Гофштейн. — Такой спор должен рассматриваться в арбитражном суде. Это будет одним из аргументов. Но  апелляционный суд не может принять решения о передаче дела в суд другой юрисдикции, таких полномочий у него нет».

Леонид Смирнов

Источник: www.rosbalt.ru

Поделиться:
Нет комментариев
Adblock detector